Форум » Россия » Пятая колонна - 2 » Ответить

Пятая колонна - 2

Admin: Начало http://russlovo.myqip.ru/?1-3-0-00000004-000-0-0 Почему они нас так ненавидят? Виктор Милитарев о том, отчего критика присоединения Крыма к России выражается в таких странных формах Вот уже несколько месяцев меня сильно беспокоит один и тот же вопрос. По какой причине те, кому не нравится что «Крым наш» так сильно нервничают? Я бы даже сказал, не просто нервничают, а психуют. Выражаясь архаическим языком, безумствуют. Ведь можно же быть категорически недовольным присоединением Крыма и вообще всей украинской политикой Путина, но выражать свое недовольство в корректной форме. Как это делает мой старый приятель Глеб Павловский. Он считает, что риски от ухудшения отношений с Западом сильно превышают выгоды от воссоединения Крыма. Он также считает, что излишне сильное вовлечение в украинскую проблематику негативно сказывается на репутации Владимира Путина, который начинает выглядеть, проводя такую политику, не президентом России, а кандидатом в президенты Украины. Позиция Павловского представляется мне не просто абсолютно корректной, но и абсолютно законной. Из того, что большинство русских активно поддержали воссоединение Крыма, никак не следует, что его обязаны поддерживать все русские. К любому политическому действию возможна оппозиция. Конечно, Глеб Олегович не до конца выдерживает описанную выше позицию. То он точно знает, что именно Янукович дал приказ на стрельбу на Майдане, то ему известно, кто именно сбил малазийский самолет и т. д. Но на фоне всех остальных недовольных присоединением Крыма, позиция Глеба заслуживает, на мой взгляд, глубочайшего уважения. Тем более, что Глеб Олегович отнюдь не во всех своих политических оценках придерживался такой же взвешенной позиции, как сегодня по Крыму. Лет 10 назад он на полном серьезе запустил тезис о том, что, если Путин осмелится национализировать ЮКОС, то после этого у нас всех обязательно отберут приватизированные квартиры. Это утверждение по уровню несоответствия действительности могло конкурировать только с высказанном примерно в то же время тезисом другого моего хорошего приятеля, а одно время и близкого друга Станислава Белковского о том, что для разгона Майдана в Киев вылетел российский спецназ. Но сегодня Глеб Олегович, в отличие от Станислава Александровича, ведет себя весьма мудро. А больше ни у кого из критиков украинской политики Путина этой мудрости почему-то не хватает. И что самое странное, это то, что по неизвестным мне причинам основной мишенью нервических реакций этих страдающих нехваткой мудрости лиц оказывается почему-то не нехороший Путин, совершивший «аннексию территории суверенного государства вопреки нормам международного права», а мы с вами. Те 80-90 процентов населения России, которые поддерживают крымско-украинскую политику Путина. Возьмем, к примеру, писателя-фантаста Дмитрия Глуховского, в прошлом автора журнала «Пионер», а ныне автора журнала «Сноб». Тут Глуховский попробовал недавно сформулировать рациональную критику присоединения Крыма. Мол, я патриот. Желаю, чтобы у нас, как в послевоенных Японии и Германии произошло экономическое чудо. Желаю, чтобы мы были великой державой, на которую уважительно оглядываются соседи. А присоединение Крыма все это делает невозможным. Потому что международная изоляция не способствует ни экономическому росту, ни росту геополитического влияния. Для большей рациональности Глуховский даже подбавил здорового политического цинизма. Мол, не хуже вас знаю, что Америка не самая лучшая страна на свете. Но конфликтовать с ней глупо и невыгодно. Потому что она во много раз сильнее нас, и в военном отношении, и в экономическом, и по линии международных связей. И Китай осмелился конфликтовать с Америкой только после 17 лет плодотворных экономических и военных реформ. А у нас ресурсов на такой конфликт пока нет. Казалось бы, очень здравая позиция. Я с ней, конечно, почти по всем пунктам не согласен, но почти по тем же всем пунктам вижу предмет для нормальной рациональной дискуссии. Однако, не может Глуховский почему-то удержаться на этой рациональной позиции. И сверх всего вышесказанного, тут же пишет про «ненависть к свободе», «тягу к рабству», «желание сильной руки», «мечту о вожде», «как собака тянется к хозяину с плеткой». То есть, по мнению Глуховского, поддержка большинством нашего народа политики Путина, приведшей к воссоединению Крыма, не имеет никаких объяснений, кроме всяческих «тоталитарных комплексов» и «монархических иллюзий». А уж говорить, что «обойдемся мы как-нибудь без вашего пармезана и устриц» могут вообще только клинические идиоты. Однако на фоне другого автора «Сноба» Дмитрий Глуховский выглядит подвижником рационализма, прагматизма и доброжелательности. Я имею в виду известного архитектора, музыканта композитора, поэта, певца и кулинара Андрея Макаревича. Мало того, что он прославился фразой, что «мнение жителей Крыма никого не интересует. А все должно быть по закону», так недавно он в ответ на весьма, надо сказать, резкую критику Эдуарда Лимонова, смог сформулировать только три следующих тезиса. Первое. Я известнее тебя. Второе. Если хочешь, могу тебе морду набить. Третье. А также могу тебе предложить заняться со мной оральным сексом. И все это не в школьном дворе с другим восьмиклассником, и даже не в уютненьком бложике на ЖЖ, а на страницах все того же элитного «Сноба». Впрочем, главное тут, на мой взгляд, вовсе не грубость и не нервность противников присоединения Крыма к России. Главное в том, что они действительно не понимают или изо всех сил изображают непонимание причин, по которым большинство русских поддержало воссоединение Крыма и положительно отнеслось к продовольственным контрсанкциям. Причем, это непонимание буквально зашкаливает. Поделюсь собственным опытом диалога с такими непонятливыми читателями. Еще один мой старый приятель, весьма, кстати, неглупый человек, Сергей Митрофанов затеял со мной дискуссию. Некоторые отголоски этой дискуссии можно увидеть и в собственных публикациях Сергея на «СП». Не буду пересказывать все подробно, отмечу только две вещи. Первое. Сергей уже в третий раз в разных своих текстах торжественно констатировал, что «в Украине» никого не убивают за использование русского языка, и, следовательно, никакой дискриминации русских на Украине нету. Вроде, ему уж раз 20 говорили, что на Украине за русский язык никого не убивали и не убивают, а просто систематически и цинично дискриминируют. Но Сергей как будто не слышит. А ведь уровень дискриминации русскоязычных на Украине повыше будет, чем тот уровень дискриминации, из-за которого поляки два раза в 19 веке восстали против русских. И уж заведомо выше, чем то, из-за чего американцы восстали против англичан. А я повторил свой тезис, что русским в Крыму довольно неприятно было выслушивать требования сознательных украинцев «размовлять на державной мове». Ведь русских в Крыму более 80% и живут они там более 200 лет. То есть Крым является русской этнической территорией. В ответ Сергей заявил, что само понятие «этническая территория» является фашистским. И как с ними разговаривать, я просто не знаю. Не верю, что причиной их такого поведения является ненависть к Путину или страстная любовь к демократии. Ведь отлично же они терпели Путина, а некоторые даже любили его, кто вплоть до начала Болотной, а кто и вплоть до присоединения Крыма. И какая может быть страстная любовь к демократии у людей, поддерживавших расстрел Белого дома и восхищавшихся Пиночетом? Более того, большинство из них отлично понимает, что для экономических реформ идеальная ситуация - это когда существует видимость демократии, но реально присутствует мягкий авторитарный режим, собственно и проводящий эти реформы. Как было, к примеру, в Сингапуре при Ли Куан Ю. Впрочем, не поверю я и в их искреннюю ненависть к русскому народу, к которому они, кстати, в своем основном большинстве принадлежат. Скорее, их язык ненависти является формой истерики, очень похожей на истерику бывших супругов. Отчасти причины их истерического поведения и их языка ненависти можно, на мой взгляд, увидеть из известного текста Николая Ускова, главного редактора все того же «Сноба». Правда, Николаю хватило вкуса, в отличие от Андрея Макаревича, опубликовать свой текст не на «Снобе», а в Фейсбуке. В этом тексте Усков высказывает свое глубочайшее негодование присоединением Крыма и вообще украинской политикой Путина, исходя из следующего соображения. Вот ведь все было хорошо, и можно было сказать, что жизнь удалась. И можно было регулярно кушать устрицы в Швейцарии. Но вот Путин присоединил Крым, и больше Швейцарии с устрицами Ускову не видать. В супружеских дискуссиях это называется «ты мне всю жизнь испортил». (Замечу, что Усков поднял тему устриц гораздо раньше продовольственных контрсанкций, почему его можно считать основоположником жанра «плача по устрицам»). Однако основной пафос негодования Николая Ускова, насколько я понял, направлен, в первую очередь, не на Путина, и даже не на Игоря Стрелкова, а на еще одного моего старого приятеля Дмитрия Ольшанского. Усков обвиняет Митю в том, что он лузер, и, как таковой, ему, Ускову, завидует. И реализует свою зависть тем, что натравливает Игоря Стрелкова на суверенную Украину. А делает это Ольшанский ради того, чтобы Усков не смог больше лакомится устрицами в Швейцарии. Поверьте, несмотря на весь мой сарказм, я излагаю довольно близко к усковскому оригиналу. Этот текст кажется мне наиболее содержательным изо всех текстов противников крымско-украинской политики Путина. В смысле того, что он более лучше дает основание для анализа причин модуса операнди своего автора и его единомышленников. В рецензируемом тексте можно выделить несколько пластов. Наиболее поверхностный слой — это артикуляция негодования Николая Ускова на Владимира Путина, Игоря Стрелкова и Дмитрия Ольшанского, заевших его жизнь и лишивших его устриц из Швейцарии. Однако это отнюдь не единственный смысловой пласт. Второй пласт — это пласт артикуляции истерики. Ведь все эти же мысли и оценки можно было бы выразить и другим образом. К примеру, настоящие хозяева жизни предпочитают выражать подобные мысли «по-английски». С легкой улыбкой и сознательными преуменьшениями. Как это сделал Геннадий Тимченко в своем известном интервью ИТАР-ТАСС. Мол, санкции мне, конечно, немножко мешают, но не очень сильно. И вообще, ради Родины можно и потерпеть. Так что, вопрос первый - зачем Николаю Ускову, в отличие от Геннадия Тимченко, понадобилась истерика? Второй вопрос соответствует третьему смысловому пласту рецензируемого текста. Это вопрос о том, зачем Николаю Ускову понадобилось зачислять Дмитрия Ольшанского в лузеры? Ведь Митя в свое время получал довольно большие деньги от Бориса Абрамовича Березовского и других товарищей. Да и пару раз издавал журналы и газеты, ничуть не хуже, чем «Сноб». Правда, Ольшанский, в отличие от Ускова, предпочитает устрицам прогулки в парке. Вот и летал пару раз в месяц на выходные в Нью-Йорк погулять в Центральном парке. И ведь Усков не может не понимать, что ничем, в сущности, от Ольшанского не отличается, кроме того, что сегодня Усков в случАе, а Ольшанский нет. Но ведь все может и перемениться. Я из общих соображений понимаю, что на «Сноб» Ускову тоже какой-нибудь Борис Абрамович деньги дает. Не знаю, конечно, какой именно, никогда этим не интересовался. Но я и вообще в сортах Борисов Абрамовичей не разбираюсь. Но факт, что сегодня дает, а завтра может и перестать давать. Или сегодня Борис Абрамович здесь, а завтра в Лондоне. И никакого тебе «Сноба». И вот эти второй и третий пласты рецензируемого текста, на мой взгляд, приоткрывают реальные причины нервического негодования прогрессивной общественности на воссоединение Крыма с Россией. И дело тут вовсе не в негодовании. Не только не в негодовании на Путина за Крым, но и не в негодовании на Путина вместе с Ольшанским и русским народом за устрицы и Швейцарию. Дело в стоящем за негодованием страхе. Именно страх придает негодованию истерическую и вообще психопатическую форму. Именно страх парализует и заставляет терять нить рассуждения. Именно страх лишает аргументации. Я бы выделил у нашей прогрессивной общественности четыре группы страхов. Первая группа страхов реалистическая. Это страхи за свое положение в мире. Именно эти страхи порождают истерику и вообще нервические реакции. Вторая группа страхов субъективная. Это страхи за свое представление о своем месте в мире. Эти страхи порождают ненависть. Это были страхи первичные. А третья и четвертая группа страхов порождены первыми двумя. Это страхи, порожденные истерикой, и страхи, порожденные ненавистью. Если первичные страхи носят невротический, максимум, психопатический характер, то вторичные страхи — это прямая дорога к психозу. Рассмотрим эти страхи несколько более подробно. Первая группа страхов - это страх потерять свое положение в обществе, страх потерять привилегированную позицию, которую занимает сегодня в стране креативный класс. Во-первых, Борис Абрамович может «из-за Крыма» перебежать к Путину и перестанет давать деньги на «Сноб». Во-вторых, Борис Абрамович может не перебежать на сторону Путина, и, в результате, оказаться в Лондоне. И опять же, прощай «Сноб». А самое ужасное, это если «после Крыма» начнется реальная реиндустриализация. И стране вместо паразитического креативного класса понадобятся инженеры, ученые, философы, аналитики и офицеры. Я уж не говорю о рабочих и шахтерах. А вместо нынешних креативных в фаворе окажутся Ольшанский с Прилепиным или, хуже того, Холмогоров с Просвирниным. И как тут не впасть в истерику? Но еще хуже вторая группа страхов. Ведь страдающий по устрицам креакл не может не понимать, что устрицы, которыми он лакомится, доступны очень малому числу жителей нашей страны. И, доказывая себе, что он не тварь дрожащая, а право на устриц имеет, наш креакл утверждает, что это право он получил по заслугам. Потому что он успешный, а те, у кого денег на устриц нет, лохи и лузеры. И вот присоединение Крыма вызывает у креаклов страх, что лохи и лузеры могут публично усомниться в этой версии либеральной политической философии. И заявить свое право на устрицы и, хуже того, свое право на восстание в случае, если устрицы им так и не достанутся. И как в ситуации ожидания лохов и лузеров с топорами и вилами, собирающимися раскулачить креативный класс и отобрать у него не только устрицы, но и священное право на них, не возненавидеть Путина, Стрелкова и Ольшанского вместе с поганой «рашкой» и не менее поганым рашкинским народцем? Но еще хуже вторичные страхи. Что такое страх, порожденный истерикой? Вот был у меня в свое время приятель. Мы с ним в конце 80-х социалистическую партию пытались сделать. А после провала этой попытки я его пару лет не видел, а потом обнаружил в Нижнем, где он стал мелким бизнесменом, владеющим парой магазинчиков. Сначала он меня поругал за оппозицию Ельцину. Когда я спросил, а зачем же ты соцпартию делал? Он ответил — «из карьерных соображений. Она же явно делалась под покровительством А.Н.Яковлева». А потом мы чуть не поссорились. Потому что я ему сказал, что для развития демократии, рынка и местного самоуправления неплохо бы нежилые помещения в первых этажах жилых домов передать жителям этих домов для создания магазинов потребкооперации. И тут Миша заорал: «Если будет выдвинута такая программа, я вооружу продавцов своих магазинов, и мы пойдем вас стрелять!». Хотя, вроде бы, на ту пару-тройку магазинов на первых этажах жилых домов, которыми владел Миша, я вовсе не покушался. Или вот еще пример. Мой хороший приятель приблизительно моих взглядов лет 10-15 назад категорически возражал против политики борьбы с утечкой капиталов на Запад только потому, что у него в западном банке лежала пара тысяч баксов, полученных за чтение лекций. Вот это и есть страхи, порожденные истерикой. В их основе лежит формула «пусть бы весь мир провалился, лишь бы мне чай пить». И в ситуации, когда массовая поддержка присоединения Крыма отчетливо свидетельствует о том, что мир никуда проваливаться не собирается, истерический страх за право пить свой чай в Жан-Жаке достигает характера страха панического. И, наконец, хуже всего, страхи, порожденные ненавистью. Помню, в начале 90-х мы с Олегом Григорьевым предлагали очень много моделей экономических реформ, альтернативных гайдаровским. Многие из них были достаточно легко осуществимы и обещали довольно быстрое процветание. Но наши друзья и коллеги экономисты нас большей частью не поддержали, а поддержали Гайдара. Лет через пять один из них признался мне в мотивах своего поведения. «Понимаешь, - сказал он, - я очень боялся, что если реформы проводить по-вашему, то директора заводов могут забрать очень большую власть, и в результате смогут вернуться коммунисты. А гайдаровский вариант делал реформы необратимыми в этом смысле». Вот из этих же страхов и берется сегодня у наших креаклов весь бред про «наступающий 37-й год», «собаку, которая жаждет плетки», «любовь к вождю» и прочую ерунду. А вот излечимы ли все эти страхи, лично я пока не знаю. Но у меня есть надежда, что в случае, если новая индустриализация все же произойдет, а паразитический креативный класс лишится, наконец, финансирования, то часть креаклов излечится от своих страхов, а до той части, которая продолжит болезненно истерить и нас с вами ненавидеть, нам уже не будет никакого дела. (с) http://svpressa.ru/politic/article/96160/

Ответов - 64, стр: 1 2 3 4 5 All

Admin: «Поциенты» Виктор Милитарев о российских либералах как типичном случае тоталитарной секты Самое мерзкое в наших либералах, как я уже не один раз говорил, это не их идеология. Хотя они и умудрились из вполне пристойного европейского либерализма сотворить человеконенавистническую социал-дарвинистскую идеологию в духе «и пусть неудачник плачет». Кстати, я думаю, что сегодняшняя ненависть и презрение киевских национал-либералов к донецким «унтерменшам и быдлу» в основе своей восходит скорее не к украинско-нацистской ненависти к москалякам и кацапью, а к либеральному презрению к лохам и лузерам. Но все-таки самое мерзкое в наших либералах это не их идеология, а их историография. Точнее, не просто историография, а историография универсальная. Историография на все случаи жизни. Историография такая, что, уклонившись от ее единственно верных оценок, ты сразу становишься неуважаемым, непорядочным и нерукопожатным. Мой любимый пример, который я повторяю уже четверть века, это безумная идея российских либералов о том, что науку в России финансировать нет никакой необходимости, поскольку в советских НИИ никто никогда не работал, а только и делали, что «пили чай». Точно также, если ты хочешь остаться уважаемым, порядочным и рукопожатным, ты обязан страстно бороться за немедленное освобождение из тюрьмы уж не помню, то ли бухгалтерши, то ли юристки, служившей у ворюги и убийцы Ходорковского. Ты обязан биться головой об стенку, доказывая, что Пусси Риот вовсе не политические проститутки от псевдоискусства, а борцы за гражданские права и искренние молитвенницы. Ты также обязан с миной брезгливого негодования на лице отвергать все упоминания об акции в музее и о засовывании мороженой курицы невозможно сказать куда. Отвергать как если не клеветнические, то как не имеющие никакого отношения к обсуждаемому вопросу и недостойные порядочного человека. Ты должен исходить от благородного негодования, рассказывая истории про «часы Патриарха», возмущаться попами на мерседесах, наглым строительством храмов в Москве и омерзительным слиянием Церкви и государства в тоталитарно-сталинском экстазе. Один либеральный блогер возмущался присоединением Крыма к России, аргументируя свое возмущение тем, что Крыму при его бедности можно помочь только немедленной ассоциацией с ЕС вместе с Украиной. Другой писал, что путинские способны на все. Они, к примеру, пришибли своих миротворцев в Южной Осетии, а стрелки перевели на Грузию. Точно также они и в Крыму, и на Украине убивают русских, а стрелки переводят на украинцев. А на днях я услышал еще от одного блогера, что в случае, если они придут к власти, они подвергнут уголовному преследованию моего старого приятеля Митю Ольшанского. Потому что он убийца. Он в своем Фейсбуке восхищается российскими добровольцами в Новороссии. Таким образом он призывает людей ехать в другое государство с целью убивать там людей. А призыв к убийству людей от убийства ничем не отличается. Зато, насколько мне известно, главу службы безопасности Ходорковского Пичугина, который сидит пожизненное за убийства по указанию руководства «Юкоса» не менее чем десятка людей, они считают оклеветанным и невинным политзаключенным. Но пишу я все это не просто для того, чтобы поговорить об историографии современных российских либералов. Моим основным месседжем является утверждение, что они такими являются уже давно. Если точнее, то с 1989 года. Я считаю, что в наше время «всеобщей забывчивости», когда принято ничего не помнить дольше пары лет, мое напоминание является очень важным. Поэтому я хочу вам рассказать несколько историй из своей личной биографии. У нас был друг семьи. Муж ближайшей подруги моей мамы. Я его с детства знал. Он был в частных разговорах страшным антисоветчиком. А на работе был не только завкафедрой ВУЗа, но и парторгом этой кафедры. Как-то я лет в 20 спросил его, начитавшись солженицынской «Жизни не по лжи»: «А парторгом-то зачем? Ну, я понимаю, завкафедрой, это большая прибавка к зарплате. Ну, в партию вы в юности вступили, на фронте. Но парторгом-то зачем?». Как он на меня обиделся! Обзывал малолетним дураком, ничего не понимающим в жизни, и утверждал на полном серьезе, что парторгом является потому, что иначе ему нечем будет кормить своих детей. А уже в 92-м он вдруг мне позвонил, а я тогда был консультантом парламентской фракции «Смена — Новая политика», и возмущенно спросил: «Как это так? Почему ваша фракция голосует вместе с коммунистами?». То есть, через 17 лет после того давешнего разговора он считал недостойным порядочного человека голосовать в парламенте одинаково с фракцией «Коммунисты России». Я его тогда спросил: «А что, если коммунисты будут голосовать за дважды два четыре или за закон всемирного тяготения, порядочный человек тоже должен голосовать против?». Он мне ответил, что я занимаюсь демагогией, и что мне надо следить за собой. А то так недалеко и до коммунофашизма докатиться. Еще у нас были друзья семьи. Супружеская пара. Муж главный специалист в министерстве, а жена научный работник в академии. Очень робкие и трусоватые. В 90-х на старости лет они решили эмигрировать в Германию. Пришли с нами попрощаться. На следующий день у них уже был самолет. Перед уходом наш знакомый спросил меня на полном серьезе: «Сегодня на Пушкинской площади митинг у демократов. Как ты считаешь, нужно, наверное, пойти?». И очень обиделся, когда я ему сказал, что неужели ему нечем больше заняться перед отъездом из России навсегда? А еще у меня был старший друг и учитель. Мы с ним дружили с моих 20 лет. Он был очень осторожный человек. Настолько осторожный, что как-то раз, на всякий случай написал, уж не помню, в «Вечернюю Москву» или в «Кинонеделю», рецензию на фильм о Брежневе. С ним потом его антисоветские друзья лет 10 не разговаривали и руку не подавали. Еще он из осторожности меня к себе на работу не взял. А вдруг я нечаянно скажу в курилке что-нибудь антисоветское или православное? Я уже тогда по блату организовал запрос из его фирмы в свой ВУЗ. Но он меня отговорил. Сказал, что он договорился о моем трудоустройстве в другом месте. Я туда на распределение и попросился. Потом выяснилось, что он ни с кем ни о чем не говорил. Но я его осторожность ценил. И никогда его за это не ругал. А он меня тоже всегда хвалил за осторожность. Помню, в 88 году один марксистко-ленинский идиот на нас на семинаре в институте философии с глупыми обвинениями набросился. А я этого идиота вежливо уболтал. Хотя очень хотелось скандал устроить. Время-то было уже вполне перестроечное. Мой друг мне тогда сказал: «Витя, какой же вы молодец!». А через пару лет, году где-то в 90-м, я ему сказал, что меня очень беспокоит излишний энтузиазм нашей интеллигенции по поводу рынка. Как бы это не довело страну до экономических неприятностей, а то и до катастрофы. И тут он на меня так посмотрел. Как-то странно и как на неродного. И спросил: «Витя, откуда у вас эти мысли?». Я уж понимаю, что дело на идеологическую ссору тянет с выяснением отношений. И осторожно отвечаю: «Да у Данилова-Данильяна в «Новом мире»». Он тогда так облегченно вздохнул и сказал: «Ну, Данилов-Данильян нормальный человек. Порядочный». Но потом, когда я стал консультантом Верховного Совета, он-таки со мной отношения тихо разорвал. Звонить перестал и на звонки не отвечал. И в своих воспоминаниях про меня ни слова не написал. Это при том, что когда его из партии исключили, я как раз в его фирме, ну в той, в которую он меня не взял по распределению, на временной работе работал. И единственный из всех сотрудников ходил с ним во дворик покурить. Меня, естественно, потом за это с этой работы вышвырнули. Поэтому я считал, что наши отношения с моим старшим другом вполне нерушимы. Тем более что на одном моем публичном выступлении он сказал, что, по его мнению, Виктор предлагает идеи, которые тянут на философскую систему европейского, если не мирового уровня. Так что, обнаружив себя не упомянутым в его воспоминаниях, я все-таки до него дозвонился. И спросил. А он мне ответил: «Витя, я же писал воспоминания о своем общении с философами. А вы тут при чем?». Причем, ответил он мне это очень недовольным голосом. Еще один мой знакомый, в отличие от всех вышеназванных, в партию, слава Богу, не вступал. Он вообще был мужчина серьезный. Каждый день возил домой за город в рюкзаке мешок с картошкой с центрального рынка. Для детей. Потому что у них в пригороде приличной картошки не было. Мы с ним с детства дружили. И крестились в один день. Как-то я заехал к нему в Подмосковье в гости. Перед обедом решили «Отче наш» прочесть. Смотрю, ни одной иконки в доме нет. Тут он открывает встроенный стенной шкаф. А там у него иконостас, свечки и лампадка горит. Я очень удивился. А он мне объяснил: «А вдруг кто увидит». «Да то здесь может увидеть? - удивился я. - К тебе сюда разве что почтальон может зайти». Как он на меня орал! Еще хуже, чем те партийные. И все опять же про деток малых. А лет через 20 я ему сказал, что олигархи страну ограбили. И что меня крайне беспокоит, что среди олигархов слишком много евреев. Как бы это не вызвало рост антисемитизма. Он так сквозь меня посмотрел. И говорит, что олигархи все честно заработали. Вот Березовский ему немного не нравится. Потому что дружит с какими-то погаными КГБшниками. А Гусинский — отличный мужик. С тех пор мы довольно редко виделись. Пару лет назад он завел ЖЖ. Небольшой, где-то на 30 френдов. Один его пост мне понравился. Я хотел ему про это комментарий написать. Но обнаружил, что я у него уже забанен. Еще у меня был друг юности, в старших классах познакомились. Я его любил. Жалел, потому что он все время на жизнь жаловался. Познакомил его со всеми, с кем он сейчас дружит и работает. В начале перестройки он пришел ко мне в гости. Сказал, что по очень важному делу. Пришел и сказал, что эти поганые комуняки все врут. И зря я надеюсь, что будут какие-нибудь улучшения. Я ему привел веские аргументы в пользу серьезности замыслов Горбачева. Он мне сказал. Даже если ты прав, все равно скоро трындец. Потому что комуняки всю экологию погубили. Потом, разумеется, про все это забыл, и стал либералом. Писал статьи, что Россия обязана развалиться. Потому что та часть больше связана с Китаем, та — со Скандинавией и т. д. И очень сильно почему-то этому радовался. Лет 8 тому мы виделись в крайний раз. Я как раз за пару месяцев до того рекомендовал его в одну телепрограмму. «О, - говорю, - привет!». А он мне: «Извини, Витюша, но я тебе руки подать не могу из-за твоих гнусных убеждений и текстов». Ну, дал я ему легкую пощечину и ушел. А он недавно написал, что у меня с ним, оказывается, «дело дошло до публичной драки». А еще один неожиданно эмигрировал в 1988 году. Перед отъездом он нам сказал: «Вы тут все сидите, как дураки, и радуетесь своей дурацкой перестройке. А того не понимаете, что в ближайшие год-два этот ваш Горбачев устроит новый 1937 год». Обещал писать, но так за эти 25 лет ни разу не написал и не позвонил. Еще один меня было порадовал. Мы с ним с 1977 дружили. Он у нас, бывало, по полгода жил. Мы его кормили, потому что он нигде не работал. А в 1990 он вдруг пропал. В 1994 вдруг встречаю его на бульваре. И он мне говорит: «Как же эти сволочи Ельцин с Гайдаром нас обманули». Ну я обрадовался. А он фразу закончил: «Не знаю, говорит, за кого теперь голосовать. Наверное, за Борового с Хакамадой». Еще сказал, что надо закрыть все колхозы. Я ему говорю: «Какой же ты демократ, если ты за людей решаешь? Крестьяне же не хотят ликвидации колхозов». Он мне ответил: «А мне до крестьян какое дело? Мы же имеем право на качественное питание. А для этого надо колхозы ликвидировать». С тех пор я его не видел. Впрочем, на днях он зашел ко мне в Фейсбук и написал по поводу одной из статей про Украину на «Свободной прессе»: «Милитарев, ты стал совсем путинским прихвостнем. Не радуйся, что Крым ваш. Он не ваш, он законная собственность Украины». Пожалуй, хватит личных примеров. Пора перейти к обобщениям. Я утверждаю, что не только описанные выше мои знакомые являются забавными и тупыми уродцами из серии «в попе ноги». Но практически вся наша либеральная интеллигенция уже четверть века является, в первую очередь, компанией таких психически неадекватных уродцев. Так что совершенно прав Митя Ольшанский, когда говорит, что мы попали в ситуацию этнического конфликта. Как между хорватами и сербами или армянами и азербайджанцами. Когда ты говоришь: «Как же так? Они мирных людей массово убивают. Детей убивают. По городу из тяжелой артиллерии лупят». А в ответ смотрят сквозь тебя и говорят: «Сволочи, канал «Дождь» с кабельного вещания сняли. Сатрапы!». Только того Митя не помнит, что эти диалоги 20 с лишним лет назад начались. Бендерская трагедия была летом 1992 года. И там было в точности все как в Донбассе. А когда мы возмущались, нам отвечали: «Как вы можете поддерживать приднестровцев? Они же выступали за сохранение Советского Союза!». А в 1993 году я своими ушами слышал, как группа лиц, именующих себя социал-демократами, радовалась избиению ельцинской милицией стариков и женщин. И только возмущалась, что больно добр Ельцин. Не посадил комуняк поганых. А они ведь одного милиционера избили. А в 1994 году близкая подруга мне говорила то же самое по поводу останкинских расстрелов: «Ну и что, что несколько сот человек убили? Они же первые начали! Солдатика в телецентре убили. Какие же они мирные после этого?». Так что, они очень давно считают, что один их убитый или даже избитый стоит сотен наших. Как мне в 1993 году сказал один демократ, когда я ему сказал, что октябрьская демонстрация была весьма массовой: «Так это ж не люди. Это пролы». А в 1990 году они уже переставали руку продавать любому, кто высказывал гипотезу, что в вильнюсском мятеже могло участвовать ЦРУ или что в национальных движениях на Кавказе участвуют турецкие спецслужбы. Тогда же начались крики, что этой стране ни к чему военно-промышленный комплекс, переводящий деньги в средства убийства. И спецслужбы ни к чему. Это в нормальных странах спецслужбы. А в этой стране — кровавая гебня. Я помню, как на меня страшно орал в 1992 году какой-то усатый брюнет, когда я робко предположил, что в национальных движениях на Северном Кавказе могут участвовать представители оргпреступности. Я подумал, наверное, горячий кавказский парень. Нет. Оказалось — московский либеральный еврей. В 1994-95 годах куча народа мне перестала руку подавать, потому что я в одном интервью употребил выражение «чеченские бандиты». А недавно один журнал опубликовал старую статью Явлинского. Он в 1998 году писал про то, что олигархи - бандиты и что Ельцин этих бандитов поддерживает. И тут же к этой перепечатанной старой статье пишет какой-то демократ комментарий. «Явлинский много лет мешал Ельцину строить нормальную буржуазную демократию и способствовал установлению нынешней диктатуры гебешников». А знаете, как он, по мнению этого демократа, способствовал установлению диктатуры? Он подрывал единство демократических сил. И больше всего наши либеральные интеллигенты мне напоминают тоталитарную секту. Только в тоталитарной секте очевидная до комизма психическая неадекватность и столь же очевидная глупость могут сочетаться с железной дисциплиной. Причем, с железной дисциплиной сетевого типа. Когда очередное «есть мнение» распространяется немедленно и с фантастической скоростью, стандартизуя все точки зрения участников такой секты. Они похожи на православных или исламских фундаменталистов самого радикального толка. У нас в православии таких психов называют «православнутыми на всю голову». Сокращенно — ПГМ, то есть «православие головного мозга». Я знаю одну семью, где дочка, наслушавшись какого-то сумасшедшего «старца», подала в суд на размен трехкомнатной квартиры. Мать отправила доживать в комнату в коммуналке. А сама, так как у нее двое детей, получила двухкомнатную квартиру. После чего детей перепрописала к бывшему мужу, квартиру продала, а вырученные деньги пожертвовала в монастырь своему «старцу». И сама там стала жить «трудницей» вместе с детьми. По-моему, наши либералы по степени безумия и неадекватности мало чем отличаются от этой тетки. Только старцы у них другие. Я это к чему говорю? К тому, что к либеральным интеллигентам нужно относится так, как они этого заслуживают. То есть как к злобным и неадекватным сумасшедшим. Какие они, к чертовой матери, «пятая колонна»? Да они покушать или одеться без помощи санитара не могут. Так что не надо на них обижаться или обращать внимание. Тем более, не надо на них злиться. На сумасшедших не злятся и не обижаются. Главное, чтобы они не вообразили себя санитарами или, хуже того, врачами-психиатрами. Чтобы не пытались, как в 90-е годы, одеваться в белые халаты и носить в карманах железнодорожный ключ от больничных палат. Лиц, страдающих либерализмом головного мозга, ни во врачи, ни в санитары не берут. Только в «поциенты». (с) http://svpressa.ru/society/article/92146/?mrat=1

Tallae: Admin пишет: Так что совершенно прав Митя Ольшанский, когда говорит, что мы попали в ситуацию этнического конфликта. Как между хорватами и сербами или армянами и азербайджанцами. А я об этом первый раз говорила еще 15 лет назад. Про этническое расщепление и про классическую этническую химеру по Гумилеву на сословном уровне. Но кто я такая, чтоб меня услышали, если у нас и самого-то Гумилева в большинстве своем воспринимают как разновидность лженауки... И да, большинство тех, кто давил этих уродцев при советской власти - точно такие же уродцы, которым свезло пролезть повыше и оттуда, как говорят вьетнамцы, справлять нужду тигру на морду. Приличным же людям было не до того, чтобы кого-то давить, они были делом заняты.

Admin: Спалился: организатор "Марша мира" Давидис лайкает бандеровские посты в Facebook. http://pravdoiskatel77.livejournal.com/10827931.html А вот еще забавная группка - Срамота http://vk.com/event75743921 (это типа поцифисты, но на самом деле выпонели...)

Admin: Реакция москвичей на пикет против войны с Украиной

Воронёнок: Admin пишет: А вот еще забавная группка - Срамота Ну, в общем, название-то они оправдывают... Самокритичные детки!

Admin: Вокалист группы «Ночные снайперы» Диана Арбенина записала видеообращение, в котором перечислила все города, где ее концерты, запланированные в рамках осеннего гастрольного тура, были отменены. Ролик был опубликован на сервисе YouTube. Певица пояснила, что выступления не удастся провести в восьми городах: Твери, Курске, Белгороде, Орле, Волгограде, Казани, Костроме и Нижнем Новгороде. «Причины, по которым это случилось, очень разные. Протекала крыша, был ремонт в кровле, площадку внезапно забирали под другие городские нужды. Конечно, все это вранье», — отметила музыкант в ролике. Она добавила, что «удалось отстоять» концерты в Воронеже, Самаре, Иваново и Владимире. (с)ми Это из цикла "а нас за шо?"

Admin: "Солдатские матери" попались на американских грантах "Небось эти НКО и составили для До///дя список 400 десантников?",- спрашивают в комментариях, добавляя,- "Мы этот комитет не рожавших матерей по обеим чеченским не забыли". Напомним, что некий союз Комитетов солдатских матерей уже шокировал прессу информацией о насильной отправке солдат в Украину, тут же разнесенной оппозиционерами, либеральными и западными СМИ по соцсетям и прессе. Кроме того, ранее в интернете сообщалось об якобы массовой гибели псковских десатников, причем "несогласные", сторонники Майдана и оппозиционные журналисты приводили даже фамилии солдат. Вот только на днях прессе пришлось констатировать - якобы "убитые на войне" десантники начали звонить родственникам и сообщать, что с ними все хорошо, они живы и здоровы. Также В Военно-медицинской академии им. Кирова не подтвердили информацию о поступлении на лечение в клинику около сотни раненных военнослужащих. Именно такие сообщения ранее появились в СМИ. (c) http://www.e-news.su/in-russia/23340-solatskie-materi-popalis-na-amerikanskih-grantah.html (скрины по ссылке) Собсно скрины отсюда http://web.archive.org/web/20130510090857/http://www.ned.org/where-we-work/eurasia/russia

Воронёнок: Admin пишет: Вокалист группы «Ночные снайперы» Диана Арбенина записала видеообращение, в котором перечислила все города, где ее концерты, запланированные в рамках осеннего гастрольного тура, были отменены. Ну, с Арбениной, честно говоря, непонятная история. Что она в Киеве - лозунги безобразные орала против России или еще чего такого делала? Вроде как нет, не замечена в таком. Если просто съездила спеть концерт людям, безотносительно их политических пристрастий - то, мне кажется, это уже немного "перегибы на местах". Делаю поправку на то, что, возможно, я чего-то не знаю.

Admin: Воронёнок пишет: Что она в Киеве - лозунги безобразные орала против России или еще чего такого делала? Орать не орала, но что-то там такое заявляла :) Вот еще типичный представитель вида http://www.apn-spb.ru/publications/article18369.htm

Admin: Борис Немцов: Если я стану президентом, я отдам Украине Крым Отрывок из ток-шоу "Черное Зеркало" от 12.09.2014 http://www.youtube.com/watch?v=yj1-j13fYBQ Прямо давалка какая-то... Но вот что-то мне подсказывает, что президентом они никогда не станет...

Убиться веником: Admin пишет: Прямо давалка какая-то... Но вот что-то мне подсказывает, что президентом они никогда не станет... Кто ему даст-то стать президентом.

Admin: В продолжение темы: Лимонов: в Крыму Немцова бы линчевали, но можно просто лишить гражданства Лишить Бориса Немцова российского гражданства предложил Эдуард Лимонов в эфире “Русской службы новостей”. Такой, по мнению лидера НБП, должна быть ответственность за высказанное Немцовым заявление, что он вернул бы Крым Украине. За такое желание в Крыму Немцова бы линчевали - заметил Лимонов. Заявление о своём желании вернуть Крым депутат Ярославской областной Думы Борис Немцов совершил в эфире украинского ток-шоу “Чёрное зеркало”. По мнению Лимонова, это свидетельствует о том, что российские оппозиционеры до сих пор не поняли - идёт страшнейшая война, и пребывают в иллюзиях. “Они думают, что это период белых ленточек, когда можно было щебетать на бульварах. Они глупые люди, их ненависть выплёскивается. Это, прежде всего, долгоскрываемая ненависть к собственному народу, к простым людям, которые работают руками” - сказал Лимонов. (с) http://ruposters.ru/archives/9130

Рина27: Admin пишет: Борис Немцов: Если я стану президентом, я отдам Украине Крым А Курилы японцам? И Сибирь по самый Урал китайцам? А шельф наш северный шведам всяким или кто там на него пасть разевает?

Убиться веником: Рина27 пишет: А Курилы японцам? И Сибирь по самый Урал китайцам? А шельф наш северный шведам всяким или кто там на него пасть разевает? Разумеется! Все для наших дорогих друзей!

Воронёнок: Убиться веником пишет: Кто ему даст-то стать президентом. Вот в том-то и дело - для начала такому щедрому товарищу никто просто не даст стать президентом:). Причем и народ, и актуальная власть в этом будут трогательно едины.



полная версия страницы