Форум » Проза » Герои твоего романа: 29.09 » Ответить

Герои твоего романа: 29.09

Foxiney: Обсуждали тут надысь с единомышленницами персоналии донецкого ополчения и пришли к выводу, что с таким набором колоритнейших мужских образов можно смело писать роман. Прямо с места и в пляс, просто перенеся героев и даже события в любой литературный мир, ничего даже особо не меняя. Потрясающее на самом деле явление, когда достойные восхищения образы порождает не авторская фантазия, а самая что ни на есть объективная реальность! Идея показалась мне интересной и поднимающей настроение в свете последних новостей. Посему делюсь. Итак, в далеком королевстве Дилленд, где к власти недавно пришел жадный и жестокий узурпатор, отважные повстанцы из окраинной провинции сражаются за свою свободу: Предводитель – главный герой и кумир всех читательниц. Уроженец соседней Могучей Державы, профессиональный борец за добро и справедливость, который спать не может спокойно, если где-то кто-то угнетает мирных селян. Потому и появился нежданно-негаданно в мятежной провинции, где мгновенно заслужил всеобщее доверие и уважение, а также расстрельное почетное звание Предводителя ополченцев. Несмотря на солидный возраст и неброскую внешность, этот персонаж пользуется всеобщим женским обожанием. Увы, благородным дамам, горничным, селянкам и читательницам приходится тихо тосковать в одиночестве, безуспешно пытаясь привлечь внимание кумира томными взглядами, вкусными пирожками и высокорейтинговыми фанфиками – сердце героя навеки отдано идеям свободы и справедливости. Идеолог – выходец из местных торговцев, человек сугубо мирный. Романтик, мечтающий о вселенской справедливости. По молодости и наивности когда-то понадеялся договориться с королем мирно… за что и провел два месяца в темнице. После освобождения, поняв свою ошибку, самоустранился, уступив руководство восстанием военным. Сам теперь налаживает подвоз продовольствия в осажденные крепости и пишет философские трактаты о мире и дружбе. Зам предводителя – самый трагический, пожалуй, персонаж романа. Когда-то он занимал высокий пост в тайной канцелярии прежнего короля, но был изгнан со службы нечистыми на руку придворными, которых грозился вывести на чистую воду. Поняв, что новый король в личных интересах намерен втянуть королевство в войну с соседней Могучей Державой, отправился на помощь повстанцам, выступавшим за дружбу с соседом и свержение нынешнего монарха. Неожиданно быстро нашел общий язык с Предводителем, исповедовавшим примерно те же идеалы, и благодаря полученным на королевской службе навыкам стал его доверенным лицом. На Родине ЗП теперь ославлен как предатель и проклят бывшими друзьями и многими родственниками, что непрестанно гнетет его душу. Но, как истинный воин, он не дает воли обиде и гневу и всячески старается избежать лишних жертв. В частности, ЕП прославился своим отношением к военнопленным, которым вместо заслуженной кары пытается открыть глаза на лживость и подлость короля, убеждая их тем самым перейти на сторону повстанцев. Комендант крепости – страшный человек! Просто ужасный! Подданные короля убеждены, что этот зверь в человеческом обличии прислан на помощь мятежникам коверным королем Могучей Державы, а среди самих повстанцев ходят слухи, что он продал душу дьяволу. Оно и понятно: ведь прежде Комендант служил в элитном отряде рыцарей Державы, а после работал в родном городе гробовщиком, т.е. там и там, несомненно, имел дело с нечистой силой. Иначе чем еще объяснить такую потрясающую удачливость в бою? Ведь никому прежде ни разу не доводилось пленить сразу трех воинов личной гвардии короля! Кстати, плененных потом обменяли на заточённого в королевской темнице Идеолога, за что Коменданту отдельные честь и хвала. Варвар – могучий воин из диких северных краев. Великим умом не отличается, что с успехом компенсируется повышенным чувством справедливости. Одним своим видом наводит на врага такой ужас, что тому начинает мерещиться что-то совершенно невообразимое. Некоторые, например, клянутся, что своими глазами видели Варвара на пяти других войнах, где он собственноручно душил котят и насиловал девственниц, запивая свои злодеяния кровью младенцев из черепа поверженного в нечестном бою короля одной маленькой, но гордой страны. Увы, никто из них с этим героем близко не общался, иначе знали бы что под устрашающей внешностью скрывается добрейшая душа. Варвара женское население тоже любит, и тоже безответно – в далеких северных краях его ждет златокудрая красавица-жена. Удачливый засранец – общая няша для всех читательниц, прославленный по заслугам, а не по роду, стрелок армии ополченцев. С виду прост, как деревянный башмак, изъясняется как дремучий селянин, выглядит так же. Собственно, таков он и есть. Да так и пахал бы он свое поле, если бы не восстание, так и умер бы, не проявившись, талант истинного воина! Теперь же УЗ известен как командир отряда диверсантов, способного проникать в тылы королевских войск, уничтожая катапульты и наводя ужас на рыцарей и наемников. Но более того он прославился своим неизменно бодрым настроением, скабрезными шуточками, и удивительной способностью запускать в королевское войско пугающие слухи. Говорят, например, что это именно УЗ и его людей гвардейцы как-то приняли за кровожадных наемников из Дикой горной страны, о которых теперь с дрожью в голосе кричат глашатаи на всех площадях королевства. Целитель – второплановый персонаж, периодически спасающий жизни перноплановым. Эльф, до восстания и не думавший в чем-то там участвовать заодно с людьми. Вообще главными мечтами его были степень магистра Всеэльфийского Ордена Целителей и переезд на ПМЖ в Вечнозеленый Лес! Но бесчинства королевской армии не оставили равнодушным даже этого более чем мирного персонажа! С первых дней восстания Целитель принялся добровольно и бесплатно врачевать раненых ополченцев, а со временем собрал вокруг себя целую команду таких же самоотверженных целителей из числа эльфов и людей. В принципе, список можно продолжить.))

Ответов - 52, стр: 1 2 3 4 All

Foxiney: Зарисовка 6 Без названия - Можете поцеловаться! – торжественно объявил епископ, осеняя стоящую у алтаря пару благословляющим жестом. Довольная Хелена склонилась к свежеобретенному супругу… Вышло это у нее несколько неловко – мешал топор, закрепленный на спине прямо поверх подвенечного платья. Сам Рыжий нести любимое оружие не мог из-за травмы, но расстаться с ним на время церемонии отказался наотрез. - И все-таки он гном, - тихо, но уверенно произнесла целительница Олла, смахнув слезу умиления. Стоящий рядом Предводитель смерил молодожена взглядом, одобрительно кивнул и даже позволил правому усу оптимистично изогнуться на полдюйма вверх. - И что же натолкнуло вас на эту мысль, позвольте полюбопытствовать? - Да вы на него только посмотрите! – охотно подхватила женщина. – Рыжий, воинственный, с бородой... с топором, опять же, не расстается. Ну, чистый гном! Ну, в крайнем случае полугном. - Гном, это хорошо, - хмыкнул предводитель, изгибая уже оба усика. – У гномов сплошь воины рождаются, а нашему молодому государству воины никогда не помешают… Во, и пожелание придумал! - Постарайтесь не забыть, пока подходит наша очередь… Кстати, а чего это вы сегодня без конфет? Этот вопрос как-то разом вернул Предводителя к его обычному состоянию. Усики тут же приняли прежнее горестное выражение, а из голоса пропали бодрые нотки. - А потому что бардак в этом вашем Донненбурге, милейшая. Единственная кондитерская лавка на весь город и в той продают только любимые конфеты узурпатора! Позорище… - Ох, и не говорите, - в тон ему отозвалась целительница. - Совсем они тут без вас распустились. - Именно… Кстати, вы мне сейчас напомнили о неотложном деле. Так что с вашего позволения… Менестрель! Менестрель, как раз в это время настойчиво пытавшийся выведать у новобрачных планируемое количество наследников, тут же бросил все и метнулся на зов. Свадьба-свадьбой, а подданные державы в первую очередь хотят знать, что сказал Предводитель. - Желаете передать музыкальное поздравление новобрачным? Или рассказать о них что-то интересное. А может быть… Неунывающий мягким, но уверенным жестом пресек поток вопросов. - Позже, мой друг, позже. Я ведь сегодня еще не рассказывал тебе, как у нас все плохо? Ну так слушай: в городе реальная угроза голода, уже совсем не осталось в продаже сладостей, никак не связанных с именем узурпатора. А Держава так и не прислала нам ничего на замену! Оборона Донненбурга организована из рук вон плохо, из сорока окрестных мостов сожжены только тридцать восемь, катапульты не чищены, муммаки не кормлены, в предместьях подбитые колесницы противника перегораживают улицы, драконов вот тоже давно никто не сбивал…

Убиться веником:

Eltor: Шик! Стесняюсь спросить, а где Зарисовка 5? Да и по сюжету провал получается :)

Foxiney: Убиться веником, :) Eltor Да, зарисовка 5 будет. Про уход из Славинтона.)) Но она пока не дописана - пришлось отвлечься на эту матримониальную феерию.

Eltor: Foxiney, ну это грешно было пропустить! Жаль, что без мальчишника, но классно

Foxiney: Eltor мальчишник был какой-то скучный, даже сказать о нем нечего.:-/

Eltor: Foxiney, а писательский талант на что?

Foxiney: Eltor Да какой еще талант?! Побойтесь Эру! Я могу только перевирать то, что вижу.)))

Foxiney: Казахский тырнет целый месяц не пускал меня на этот форум.:-/ Поэтому выкладываю все написанное за это время скопом. Зарисовки, увы, уже утратили актуальность, но кто следил за новостями - тот, думаю, поймет. Зарисовка 7 «…Таким образом, с момента прибытия славинтонских разбойников в Доннендорф в Луганвилле было изнасиловано более пятидесяти девиц и неизвестное количество не-девиц. Конечно же, Главарь действовал не один и не одну ночь…» - Конечно! До Луганвилля сутки только скакать! – желчно проворчал Герольдмейстер и с некоторой гадливостью отложил в сторону свежий «Куенбургский Листок». С тех пор как в столице великого и независимого Дилленда появился печатный станок, занятных новостей в вольных провинциях значительно прибавилось. Если королевских герольдов туда попросту не пускали, а палантиры имелись далеко не у всех, а у кого имелись, были давно уже перенастроены на палантировидение Державы, то эти вот Листки, засылаемые в город при помощи почтовых голубей, оказались доступны всякому, кто умеет читать. И хоть ни слова правды в них не было, и горожане это прекрасно понимали, а все же какой-то неприятный осадок оставался. - Пятьдесят девиц за десять дней, - сидящая рядом Хелена принялась задумчиво загибать пальцы. – Это, выходит, пятерых в день. - Как минимум десятерых, любезная, - поправил Герольдмейстер, - на забывайте о времени, потраченном на дорогу. - Что-то я все больше проникаюсь уважением к нашему Предводителю, - хмыкнула целительница Олла, меланхолично развязывая очередной свиток. Она любила, когда случалось свободное время, помогать Герольдмейстеру в разборе корреспонденции. Послания порой попадались презабавные. - Угу, - с готовностью подхватила Хелена, - вот кто б мне сказал об этом неделю назад! Я б еще сильно подумала, за кого замуж выходить. И вздохнула как-то печально… Проверить, обладает ли новообразовавшийся супружник талантами своего командира, ей так и не довелось – тот на второй день после свадьбы схватил в здоровую руку топор и убежал воевать «пока всех диллов без него не выкосили». Самой же Хелене было велено «ждать каждый вечер к 18.30 и на всякий случай готовить ужин». В целом все это сильно напоминало узаконенный способ сбагрить ее из отряда, что отнюдь не радовало. - Ну, тут же сказано, что он был не один, - поспешил обнадежить ее Герольдмейстер. И, лукаво усмехнувшись в седые усы, добавил: - так что и для вас, дамы, не все еще потеряно. - Боюсь, что все, - печально вздохнула целительница. – Если верить Листку, Главарь и его люди… кхм… уделяют внимание исключительно девицам промонархических взглядов. - Кстати, а чего это они нашего предводителя Главарем обзывают, - взвилась Хелена, весьма чувствительная к подобным вещам. Герольдмейстер меланхолично пожал плечами: - Ну так диллы же… Вы мне лучше объясните, как дамы, что могло породить в уме «Леди Г.», сочинившей сей опус, столь нескромные фантазии? - Ааа, ну это совсем просто, - целительница подавила смешок. – Ну вот кого им там, в Дилленде, любить? О ком мечтать? Кого назвать кумиром девичьих сердец? Узурпатора Парслея? Да не смешите меня! Сэра Эрсена или, прости Всевышний, сэра Геола? Или шута-Тымчушку? Хелена по мере перечисления все больше кривилась, Герольдмейстер понимающе кивал… - Ну, вот и исстрадались девки! То ли дело у нас тут, в Доншире. Один Предводитель чего стоит! Герой, красавец, рыцарь с большой буквы «Р»… - И минимум десять раз в день! – торжественно подхватила Хелена, едва сдерживая смех. - Вооот! Заметь, не мы это придумали! Ну а заместитель у него каков, а? Да к нему бы в очередь выстроились сдаваться в плен! Или вот союзник наш из Луганвилля? Или хоть любой из парней твоего полугн… Рыжего? Их же как специально подбирали… - Ага, и тренировали… - Под личным руководством Предводителя… - С пленными диллендками в качестве наглядных пособий… - Я вообще не понимаю, как Рыжему позволили после такого жениться! Он же, можно сказать, командира опозорил и весь свой отряд. - Ой, его уже пригрозили лишить Ордена Перчатки и разжаловать в конюхи, если вздумает соблюдать брачные обеты. - И правильно! Достойный воин не имеет права… - Дамы-дамы-дамы! – Герольдмейстер решительно вклинился, пресекая сей увлекательный диалог. – Мне кажется, вы несколько увлеклись. По лицу старого драконоборца растекался румянец, достойный невинной девы, случайно прочитавшей статью Леди Г. Заметив это, целительница в свою очередь покраснела и уже совершенно другим тоном продолжила: - Так вот я и говорю, где ж они найдут таких, в своем-то Куенбурге? Там, говорят, узурпатор повелел всем мужикам носить бороды и платья, чтобы Закатных союзников порадовать… Вот и тоскуют девы по нашим. Только знают, что ничего им не светит, оттого и сочиняют… всякое. - Вот теперь в ваших словах звучит истинная мудрость, прекрасная леди Олла, - одобрительно кивнул Герольдмейстер. – Но я опасаюсь, как бы опус Леди Г. не вызвал у наших горожанок желания проверить достоверность изложенного. Сами понимаете, серьезная опасность складывается для нашего уважаемого Предводителя. Так что я бы рекомендовал вам пока держаться к нему поближе и запастить заранее успокоительными зельями… А вас, милая Хелена, я попрошу мне помочь. Нам предстоит написать кое-что в ответ диллендским дамам. Я надеюсь, слова «пруфф», «фейк» и «гонево» вам знакомы? …А в это самое время в далеком Куенбурге благородный сэр Геол жестоко страдал муками творчества. На полу у его ног уже скопилась приличная кучка смятых листков и изгрызенных перьев, на забрызганном чернилами столе тосковала полупустая бутылка чего-то крепкого. Пальцы дрожали… Свежий сонет уже готов был родиться… уже часа четыре как готов был… но, видимо, шел попкой вперед… Вдохновенные строки про «изгиб усов печальный», «мечтанья трепетной души» и прямо-таки державную жестокость «судьбы, назвавшей нас врагами» все никак не желали увязываться воедино. Не выдержав, рыцарь измял и отшвырнул очередной листок, сделал несколько больших глотков прямо из горлышка и с тоскливым стоном уронил голову на стол. …Когда он через несколько минут снова ее поднял, на аристократическом лице явственно обозначилась сладострастно-кровожадная улыбка творческого озарения. Трясущейся рукой сэр Геол схватил новый листок, обмакнул перо в чернильницу, расплескав едва ли не половину, и вывел крупными буквами заголовок «Три месяца во грехе: откровения рабыни-наложницы главаря донширских разбойников».

Foxiney: Зарисовка 8 Старенький надтреснутый палантир вздрогнул, пискнул, пошел мелкой рябью и явил подданным чуть размытый, но оттого не менее светлый лик Его Величества короля Диллендского Парслея I. - Ну что, орлы, рады меня видеть? – жизнерадостно осклабилось Величество. «Орлы» отозвались нестройным «так точно». Вообще-то, с гораздо большим удовольствием они увидели бы еду. Или чистое белье. Или хотя бы туалетную бумагу. И желательно не в палантире, а прямо перед собой!.. Но сказать об этом королю – значило навсегда утратить надежду получить желаемое. - Отлично! – обрадовался Парслей. – А у меня для вас сюрприз! Угадайте, какой? Собравшаяся у палантира неопрятная толпа, все еще смутно напоминавшая боевое подразделение, взорвалась целым валом предположений: - Каша? - Мясо? - Сменные портянки? - Женщина?!!! А улыбка короля, надо заметить, внушала надежду отчаявшимся душам… Вот уже третий месяц без малого двадцать сотен королевских гвардейцев куковали в окруженном со всех сторон ковролетном сарае близ Доннендорфа. Еда уже три дня как закончилась, вода подходила к концу, а надежды на вызволение даже не предвиделось. Отправленные на помощь войска все никак не могли пробиться к осажденным, драконы, присылаемые, чтобы сбросить им продовольствие, периодически падали, подстреленные из донширских стрелометов, а чаще просто промахивались, сбрасывая груз в лес или в реку… а тут еще этот появился… Кто он – гвардейцы не знали, поэтому уже успели придумать ему два десятка прозвищ, ни одно из которых не следовало бы произносить в приличном обществе. Этот странный человек, - а может и не человек вовсе, а совсем даже эльф, или вообще инфернал какой-нибудь, - появлялся ниоткуда и исчезал в никуда, и после каждого его визита осажденные обнаруживали, что жить им стало еще «веселее». Именно его стараниями был засыпан колодец, сожжен дровяной склад, спилена сосна, служившая ориентиром для драконов снабжения. Но это еще полбеды: тот же вредитель, проникнув как-то ночью на территорию сарая, умудрился забетонировать единственный нужник, тем самым добавив серым будням сарайных сидельцев не только красок, но и запахов. И что самое мерзкое, этот изверг еще и издевался, каждую ночь оставляя на ближайшем заборе ехидные послания за подписью «Дурной стрелок»!.. Гвардейцы пытались писать ему в ответ что-то нецензурное, но легче от этого, понятно, не становилось… - Ну так что же вы намерены нам прислать? – обобщил командир предположения своих людей. - Ну вот, как что, так сразу «прислать» - Парслей на мгновение скорчил обиженную мину. – Как будто мне подданных порадовать больше нечем! - Нас забирают отсюда? – робко предположил кто-то. - Лучше! – Величество растянул улыбку от уха до уха. – Моя тайная канцелярия выяснила, кто вас изводит... Ну что, рады? В сарае на несколько мгновений воцарилась недоуменная тишина. Конечно, разобраться с ночным вредителем мечтал каждый, но не раньше, чем поест и умоется. - И кто же это? - очень осторожно, сдерживая эмоции, поинтересовался командир. - Ооо, страшный человек! Просто ужасный! Чтобы передать весь свой ужас, король сделал ооочень страшное лицо. - И даже хуже Черта из Горвилля? – робко пискнул совсем молоденький боец, которого старшие товарищи этим самым Чертом запугали до икоты. - Гораздо хуже! – поспешил обнадежить монарх. – Черт рядом с ним младенец! Этот монстр Молчаливого и с горцами воевал, и с гоблинами в Дурбыстане и, говорят, даже с гвардейцами Темного Властелина! У него на груди ордена уже вешать некуда. А еще он может одним ударом… на да хватит лирики, встретитесь – сами все увидите! Несколько гвардейцев при последних словах заметно вздрогнули. - Так и что вы нам хотели о нем рассказать, - снова вступил командир. - Ааа, ну да! Хотел сказать что зовут его…, - король назвал имя, довольно распространенное в Дилленде, и в Державе. – А кличка у него «Смурной». Вот такую ценную информацию с риском для жизни добыли для вас мои агенты! Командир попытался навскидку оценить важность полученных сведений и результат ему не понравился. Но недаром носил он рыцарскую цепь и орден Золотого Укропа! Старый, закаленный в боях воин проглотил подкатившее к горлу восхищение королевской щедростью, несколько раз глубоко вздохнул и весьма учтиво поинтересовался: - Ну и какая нам нах… на хорошо простреливаемой ковролетной стоянке польза от этих гр… грандиозных успехов вашей тайной канцелярии? - Ну как же! Неужели же непонятно: вы теперь можете проклинать его по имени! - У нас, бл… ближе чем в сорока милях нет ни одного еб… боевого мага. Без него толку от наших проклятий ни х… ни хорошо, ни плохо нам от них, в общем! - Ну, да, тут незадача, - король, судя по всему, сокрушенно развел руками, но в палантир они не влезли. – Нет магов, да… А что делать? Ну, прокляните его без мага, полегче станет. Командир занес над палантиром могучий кулак, но в последний момент передумал, разжал пальцы и выдохнул. - Несомненно! - Вооот! А еще можете про него что-нибудь нехорошее на заборе написать! Например «Смурной – ху…», хотя нет, это слово лучше не использовать, оно для Молчаливого… Ну да вы тут воины опытные, придумаете, что написать. Удачи вам, орлы! Держитесь и верьте в нашу победу. Слава Дилленду!!! Палантир отключился прежде чем кто-то успел ответить. Командир, скрипя зубами, снова занес над треснутым стеклянным шаром кулак… и со всей силы грохнул им по столу: - Бойцы, смирррна! Национальный гимн королевства Дилленд запееевай! …А тем временем в совсем недалеком Доннендорфе, за несокрушимыми стенами некоего укрепления, Предводитель повстанцев Доншира изволили попивать чаек в компании человека, чей внешний облик можно было охарактеризовать одним только словом: смурной. Усики Неунывающего изгибались не то чтобы печально… а как-то досадливо и даже брезгливо. Намедни он имел неосторожность через палантир почитать переписку о себе на одном диллендском заборе, и с тех пор пребывал в несколько растрепанных чувствах. Нет, конечно же, благородный борец с тиранией не собирался унижаться до настоящей искренней обиды на малограмотных горожан, наслушавшихся лжи королевских герольдов, тем более что те умудрялись делать орфографические ошибки даже в браных словах. Но нервы перед очередным боем, тем не менее, следовало успокоить. Смурной же, напротив, был отнюдь не хмур, а скорее даже весел: - …Так ты представь, они попытались вычислить меня по прозвищу! Одно слово – диллы… Разослали по всем городам и весям своих шпионов, чтоб заглядывали в лица нашим бойцам, мол, кто смурнее, то и я. Так наши что удумали: все начали хмуриться! Даже этот ваш полугном… - А может и не полугном, - привычно поправил Предводитель. - Ну да, ну да… Борода, топор… что он вообще общего может иметь с гномами?!.. Так вот этот ваш герой неустановленной расовой принадлежности, у которого губы обычно можно к ушам пристегивать, такую рожу скорчил, что шпионка однозначно решила: он! Ну, в смысле, я. Неунывающий представил себе эту картину и даже не счел нужным сдерживать метнувшиеся вверх усики. - Да-да, мне ее уже доставили в подземелья. Думал сначала, муммак барышню потопал. Зря она решила обезвредить тебя самостоятельно… тем более в присутствии Хелены. - Ну так героизм же дилловский! – Смурной допил свой чай, отставил чашку и решительно поднялся. – Ладно, пойду, прогуляюсь перед сном. - Возле ковролетного сарая? – догадался Предводитель. - Именно! Не могу, знаешь ли, заснуть спокойно, пока не пожелаю доброй ночи тамошним обитателям. - Может, хватит уже их развлекать, а? Шуму ж каждую ночь, крики, грохот, слова нехорошие… Людям спать мешаешь. - Ну, значит, судьба такая, - воин безнадежно развел руками, - либо я сплю, либо люди. Два часа прогулок – два часа сна. Да и диллам в сарае без меня, поди, совсем тоскливо. Ну, бывай! - Дверь закрыть не забудь, - бросил ему вслед Предводитель, все еще удерживая усики в изогнутом положении. Ночные прогулки Смурного у ковролетного сарая проблемы засевших там диллов пока не решали, но неизменно приподнимали настроение.

Foxiney: Зарисовка 5 1/2, внеплановая Четвертый день все палантиры в державе показывали совершеннейшую ерунду. В далеком Дурбыстане опять обострился конфликт орков с гоблинами. Герольдесса Темного Властелина договорилась до того, что селяне Доншира бегут в Державу, спасаясь от разбойников из Державы. Вечно хворая леди Джулия пожертвовала на чудотворные зелья для раненых гвардейцев восемь капель своей благородной крови, которую знахарки потом незаметно подменили на куриную, дабы не рисковать и без того неважным здоровьем пациентов. Новый маршал Дилленда поклялся на образе святого Антония отобрать обратно у Державы Солнечный Берег, что особенно повеселило жителей самого Солнечного Берега, как раз в это время наблюдавших за маневрами державного флота, от которых крутившиеся поблизости галеры Темного властелина предпочли удрать подальше. Сэр Геол, пребывая в смятенных чувствах от очередного любовного разочарования, разгромил игорный дом, после чего отправился пугать горожан покинутого повстанцами Славинтона. Молчаливый Повелитель издал несколько невнятных указов, а Верховный Посол-Всех-Куда-Надо провел очередные очень вежливые переговоры. И так далее, и тому подобное… Заборы тоже не радовали: на них державные философы развернули настоящую словесную битву пытаясь доказать друг другу, что же на самом деле представляет из себя Предводитель восстания и о чем молчит Молчаливый повелитель. Особо нервные дамы и малохольные горожанки, рискнувшие это читать, падали в обморок прямо на мостовую, под ноги друг другу, чем только усиливали всеобщее смятение. … А сам благородный Предводитель словно бы вспомнил некстати об увлечениях своей прежней мирной жизни, но на этот раз вместо рыцаря прежних эпох решил изображать из себя самого Повелителя. И, надо сказать, немало в этом преуспел. Во всяком случае, молчал он очень убедительно. И, как и его образец для подражания, занимался чем-то неведомым вдали от менестрелей и палантиров… Ах, дамы-дамы, ну что б не заняться вам повседневными вашими делами, отринув тоску, заглушив суетою обычного мирного дня тоску вашу по свежим новостям? Почему бы не вспомнить о неприбранных опочивальнях, нестиранных портках, сбежавшем молоке? Отчего б не удилять больше внимания мужьям вашим, если они есть, или поиску оных, если нету? Отчего б не написать сонет, не помузицировать, не вышить гобелен? Ах, милые, что же сделали с вами менестрели, что вы и спать теперь спокойно не можете? Зачем пели они о трагическом изгибе усов на бледном лице, о гордом знамени Славинтона, об ордене перчатки? Зачем славили мужество и отвагу, благородство и военную хитрость, бесшабашную удаль бойцов и спокойное достоинство командиров? Зачем передавали дословно пламенные призывы к битве и отчаянные мольбы о помощи? Ах, не понять вам, менестрели, своей вины, а дамам не знать покоя. Ибо… …А, впрочем, чего это я? Чай, не менестрель какой, а простойрасписыватель заборов, неприметный среди бессчетного множества жительниц Державы. А посему призываю вас всех к палантирам, ибо то, чего мы так долго ждали, наконец свершилось! …Предводитель был как всегда бледен, спокоен и идеально причесан. Тщательнейшим образом постриженные усики изгибались в непередаваемом сочетании вселенской скорби и непоколебимой решимости. И говорливый Идеолог умолк, давая слово новообретенной надежде Доннебурга… Предводитель, как обычно, сетовал на нехватку катапульт и муммаков, клялся защищать город от армии самозванца и взывал о помощи к Молчаливому Повелителю. Молчаливый молчал. Где-то в предместьях повстанцы с песнями и матюками окапывали катапульты и заново брили мамонтов… В разных городах Великой Державы дамы, торговки и прачки облегченно вздыхали, и отправлялись к ближайшему забору сообщить миру о пережитом. Жизнь снова шла своим чередом…

Foxiney: Зарисовка очередная «Главарь донширских разбойников повержен! Ура-ура-ура!!!» - старательно вывел сэр Эйвек большими буквами на главных воротах Куенбурга и отступила на шаг, любуясь написанным. Этим тут же воспользовался шут Тымчушка и, проскользнув под рукой рыцаря, дописал куском угля: «Убит прямым попаданием из дальнобойной катапульты. Туда ему и дорога!». Сэр Эйвек одобрительно хмыкнул. Столпившиеся вокруг горожане тоже начали один за другим подходить к воротам и дописывать собственные комментарии, один другого похабнее. Сэр Геол, наблюдая за этой сценой, горестно вздохнул: он как раз только что завершил новый сонет об «усах трагически-печальных» и «колыхании салатного подола» и теперь решительно не понимал, на какой же адрес высылать копию. …На заборах Державы тоже творилось не пойми что. Местные мыслители, советники и шуты писали кому что в голову взбредет, трепетные девы всех сословий хватались за сердце, Молчаливый Властелин по-прежнему молчал, равно как и низложенным предводитель… Менестрели спели отходную ему и Канцлеру и уже во всю славили новых руководителей донширского восстания… И трудно было понять, был ли всеобщий кумир низвергнут стараниями своих недругов, или устранен, как потенциальный конкурент Молчаливого, или же как раз по его приказу сошел с пьедестала ради каких-то высших целей… А Доншир продолжал воевать, снося стальным ураганом колонны диллендских муммаков. Их доблестные погонщики то и дело пытались искать спасения в Державе, а то и просили зачислить их вместе со зверями в ряды повстанцев… …А тем временем далеко за морем разгоралось восстание. Пока еще очень локальное, малозаметное, как искра посреди поля засохшей травы – вот-вот угаснет, если только ветер не дунет. Темные эльфы в который уже раз за последние сто лет требовали прекращения произвола светлых. И вроде бы, с ерунды началось – стражник убил грабителя при задержании. Но меньше чем за неделю рядовое происшествие из криминальной хроники обернулось серьезной головной болью для Темного Властелина. Ибо убитый оказался темным, а стражник – как раз из светлых… - Главное, помните: мы стоим за свою землю и свои права! Светлым нет места на земле темных! Пусть в Вашинг-кастле свои права устанавливают, а здесь мы не позволим им безнаказанно убивать темных эльфов! Враг будет разбит. Победа будет за нами! А сейчас все на баррикады. Запасайтесь оружием, перекрывайте дороги, на 15-м и 34-м километрах выставить блокпосты! Посмотрите на пергаментах, которые я вам дал, как правильно это делать. Если увидите среди солдат противника темных, убеждайте их перейти на нашу сторону. Вдохновленные этой пламенной речью эльфы радостно бросились исполнять приказ… Их предводитель, довольно невзрачный темный с очень грустными глазами и совершенно нетрадиционными для здешних мест печальными усиками взглянул в окно, за которым толпа его соплеменников как раз осаждала боевую колесницу светлых, поправил отклеивающееся остроконечное ухо, тоскливо вздохнул и уселся за фанерный стол из местной лавки «для бедных». Вынул из ящика перо, чернила и пергамент… «Все плохо!» - легло синей вязью на желтоватый лист. «Местные слишком ленивы и расслаблены и в ополчение вступают неохотно. У нас нет ни одного верного менестреля, ни одного подконтрольного листка и ни единой дальнобойной катапульты. Держава, похоже, бросила меня сразу после того, как забросила сюда… Если Молчаливый Владыка в кратчайшие сроки не пришлет нам боевых драконов и муммаков последней модели, дольше двух дней мы не продержимся…»

Admin: Foxiney пишет: «Все плохо!» - легло синей вязью на желтоватый лист. «Местные слишком ленивы и расслаблены и в ополчение вступают неохотно. У нас нет ни одного верного менестреля, ни одного подконтрольного листка и ни единой дальнобойной катапульты. Держава, похоже, бросила меня сразу после того, как забросила сюда… Если Молчаливый Владыка в кратчайшие сроки не пришлет нам боевых драконов и муммаков последней модели, дольше двух дней мы не продержимся…»

Foxiney: Admin :) Я тут периодически комментирую текущие события в сатирическом ключе... так что если что...

Foxiney: Други, читающие это безобразие!:) Планирую тут по случаю слета написать парочку свежих зарисовок для общего веселья. Остро нуждаюсь в идеях! Не подкинет ли кто забавный сюжетец из нынешней жизни королевства Дилленд?



полная версия страницы